стартовая карта сайта написать письмо контакты
 




    
Партнеры
партнерские ссылки
  Студии и школы танцев у метро новочеркасская flydancestudio.ru.
 

Палласово железо


Отправились мы вечером в пятницу на двух автомашинах вшестером: Павел, Виктор, Вика, Маша, Наташа и я. Предварительно затарились в Елисеевском, обменялись телефонами – для связи в дороге.

Вскоре пошел дождь: прогноз оправдывался, но на наши два походных дня все же ожидалось солнце. Без задержек и приключений через 260 км мы оказались в Новоселово, где нас встретил Кержак и разместил на ночевку в комнате музыкальных инструментов районного ДК. Вика немного поиграла на пианино, а мы поели. После чего завалились спать: паром отходит в 8 утра.

Проснулись по будильнику, быстро свернулись и вскоре были на пароме. Путешествие началось.

Привычной по прошлой поездке дорогой поднялись от пристани в гору Ветренку, немного проехали и свернули на заросший травой проселок к уже не существующей деревне Ивановка. Это срезка, которая позволит нам сэкономить силы и время. А так бы пришлось трястись по гравию лишних 18 км.

Срезка оказалась немного грязноватой после вчерашнего дождя и местами сильно заросшей лопухами и чертополохом в рост человека. Однако это нас только веселило: ехалось под горку. Через полчаса оказались на хорошо прокатанной и сухой полевой дороге, а еще через 6 км снова выехали на гравий замечательного качества. Эту дорогу построили всего год назад по инициативе заместителя председателя Заксобрания Ромашева – очень уж ему эти места понравились. Действительно, красиво.

Так, незаметно, через Черную Кому (это название деревни, а не медицинский термин) и прокатили порядка 30 километров до д. Кульчек. Дальше цивилизация заканчивается.

Сразу нашли дом местного старожила. Его жена напоила нас молоком. А сам Николай Середенкин и тусовавшиеся около его дома лесники нарисовали нам подробную схему предстоящей дороги. Получалось до знака еще 24 км полевой дороги, которая постепенно перейдет в тракторный след по водоразделам-середышам и, на подходе к памятнику, в обозначенную затесками тропу. Причем первые 17 км будут без воды. Зато потом начнутся броды.

Наше намерение в этот же день все проехать и к знаку сгонять у местных вызвало большое сомнение: горки на пути все же большие и дорога трудная. Но, убедившись, что мы люди бывалые и у нас с собой накомарники есть, отговаривать не стали. Тем более, что к знаку ежегодно пешком даже дети ходят.

И мы поперли: сразу 7 км в гору до щита-указателя (местные его «аншлагом» называют), что здесь начинается Убейско-Салбинский бобровый заказник. Потом еще в гору, еще и еще. Потом вдруг крутой спуск вдоль каньона Максимиха и… ну их к черту, эти велосипеды. Мы давно уже почти не едем, а продираемся сквозь густую траву и болотные хляби. Устали донельзя, воды ни у кого нет, зато здесь полно мух, слепней и огромных паутов. Все! Велосипеды оставляем. Далее – по-ход, то есть нужно по-ходить пешком.

Короткий серпантин и, о радость, первый брод. Жадно пьем Убейскую воду, кто-то хочет купаться, но впереди еще полдороги. Дно каменистое, кожу босых ног рвет. Моего опыта хватило и все остальные разуваться не стали. Тем более, что вода из ботинок выдавливается уже через 200 м.

После брода у Паши открывается второе дыхание и он торит дорогу в двухметровых зарослях бурьяна. Потом бьется Виктор, Наталья, Вика. Я их подменяю, когда снова нужно искать пропавший тракторный след, да и компас на сотовом есть только у меня.

Миновав 5 бродов (вместо обозначенных трех), мы наконец-то выходим к скале Горница. Убей вымыл в ней грот, наподобие дома. Здесь большая поляна, не обозначенная на карте, и устье Ижата. Теперь нам идти 6 км вдоль него. Уже вечер. Сил почти не осталось, в голове предательские мысли насчет вернуться обратно. Но ночевать здесь негде и мы упрямо ползем вперед. Уже совершенно ясно, что сегодня мы к знаку не доберемся и вообще, хорошо бы хоть найти избу и сварить что-нибудь. И тут я с ужасом вспоминаю, что не спросил в деревне картошку. Значит, варить-то нам нечего, только сайру. Но я пока молчу, надеясь, что будут в охотничьей избе хоть какие-то продукты.

Вдоль Ижата прошли аж 8 бродов. Научились ощущать тропу ножным зрением, уже не запинались о валежины. Но где же изба? И вдруг Паше померещилось. Оказалось – поваленная береза. Таежный мираж и горькое разочарование. А через 100 метров: вот она, красавица долгожданная. И рядом с ней та самая береза. И баня, и печка на улице, и умывальник.

Обжились быстро. Накипятили воду, нашли рожки и много всего. Так что ужинали плотно, под водочку, которую ребята предусмотрительно с собой взяли. Но не допили – хозяевам избы оставили, платить-то за продукты нам нечем. Ну, еще чаю хорошего китайского тоже оставили, приправ всяких. Им пригодится зимой, а нам теперь без надобности. Уснули, как умерли.

Поднялись в 6 утра. Павел подсчитал, что если мы так рано встанем, то и на знак успеем, и на последний паром.

Вышли в плюс 12 градусов. Комаров и мух нет. Роса по пояс. Трава в рост. Подъем прямо в лоб. Тропа почти не видна, но стародавние, уже почти заросшие затески кое-где есть. Постоянно теряя тропу и затески, упорно лезем в гору, крутизна которой местами составляет 50 градусов. Скорость – 1 км/час. Полтора часа борьбы и мы отдыхаем на «срубчике» - скамеечке из бревен. Впереди еще половина пути, но уже пологого. И как тут трактор пробирался? А еще и ГАЗ-66 здесь был, когда детали памятного знака затаскивали. Эти детали отлили из чугуна на Красноярском заводе «Красмаш», потом по большой воде на барже завезли по Убею до устья Ижата, а оттуда уже тащили трактором. Немного не довезли и гусеницу порвали. Так что метров 200 уже несли эти чугуняки на руках. А еще цемент, песок, воду, лопаты, носилки. Студенты и преподаватели Красноярского политехнического института сделали постамент и собрали знак. Который мы вскоре и увидели неожиданно. Отчего запелось и повеселело на душе.

У знака немного посидели, поели черемши, повспоминали героев политеха и д. Кульчек. Обратная дорога заняла времени на час меньше, но все равно блудили, продираясь сквозь полутораметровые кусты и папоротник.

В избе нас уже и не ждали. Хотя рожки с тушенкой стояли горячими, чай только вскипел, но оставшиеся кашеварить Маша и Вика безмятежно спали.

Поели плотно и без водки.

Вышли резво. Но было уже плюс 25 с мухами. Снова многочисленный бродинг, валежины, трава, поваленная вчера навстречу. Торопимся, все еще надеясь попасть на паром. Купаемся на последней переправе, чистим обувь от песка и травы, одеваемся в велосипедное. За серпантином нас ждут байки и бесконечный подъем в Максимиху. Я «умираю» каждые 100-200 м, падая на руль. Но ребятам еще тяжелее. Под накомарником пот разъедает глаза. Но вытереть его невозможно, мух и слепней снаружи мириады. Пауты нагло прокусывают толстую кожу ладони. Спасаюсь от них, натянув рукава куртки на кисти рук.

И где этот «аншлаг»? От него, помнится, дорога должна идти только вниз, но мы все еще постоянно лезем и лезем в многочисленные горки.

На паром мы, конечно, опоздали, приехав в Кульчек в аккурат в час его отправления. А от деревни до переправы еще 2,5 часа ходу. Остановились в магазине, затарились продуктами – я предложил все же ехать дальше и ночевать на берегу Енисея. Однако нежданно-негаданно познакомились с местной учительницей, увлеченной историей. И, не долго думая, повинуясь течению событий, пошли к ней в дом, крепко поужинали, осмотрели ее домашний музей, наговорились вдоволь с ней и хозяином и уморились, договорившись встать в 6 утра (опять?).

Утром выяснилось, что из деревни через час идет к парому рейсовый автобус. Добавьте к этому дождь, который шел всю ночь и сейчас превратился в бесконечный моросняк. Короче, упали мы в ПАЗик до самой переправы, завалив задние сиденья своими грязными байками.

На берегу дождя уже не было. 25 минут на пароме и вскоре мы грузимся в свои машины. Потом едем в музей – надо же посмотреть кусок Палласова метеорита. В музее есть целый стенд, посвященный истории находки и установке памятного знака. Оказывается, даже значок соответствующий когда-то выпускался. Прощаемся с Кержаком и, домой.

Вот и весь поход. Никогда раньше так не уставал.

29-30.07.2006

Примечания и приложения.

1. Метеорит «Палласово железо» был найден первым в мире. В тот период о их существовании наука еще не знала и только спустя шестьдесят лет было высказано предположение, что это космическое тело. С того времени и появилась наука метеоритика. А вот был ли наш метеорит самым первым, упавшим на планету? Ясно, что нет.

Возраст Палласова Железа не определен, пока это не возможно.

Начало коллекции внеземной минералогии Российской Академии наук было положено найденной у нас глыбой. Именно с нее начался музей, первым директором которого стал академик П. С. Паллас (1741-1811). Находясь в экспедиции в Красноярске, он случайно услышал про камень, который упал на гору с неба и имел вид «варёного железа». Инородцы почитали его как святыню. Метеорит был доставлен в Санкт-Петербург в 1777 г. и помещен в Кунсткамеру под названием «Медведево железо неизвестного происхождения». Первоначально он весил 687 кг, позднее был распилен на 2 части, которые и экспонируются ныне на выставке Минералогического музея им. А. И. Ферсмана в Москве вместе с гипсовым муляжом целой глыбы. Название «Палласово железо» было дано этому метеориту академиком Э. Ф. Хладни (1756-1794 гг.), который, изучая его через 74 г. после обнаружения, впервые установил существенные различия в составе и строении этого камня от всех известных земных образований и тем самым научно обосновал идею о возможности появления на Земле внеземного вещества. Его данные легли в основу развившейся впоследствии науки - метеоритики, а железо-каменные метеориты такого типа стали называть палласитами.

В России существуют фирмы, которые их покупают и продают. В США 1 г палласита стоит $25.

Палласиты состоят из минерала оливина (его Mg-разновидности – (FeMg)2SiO4), заключенного в никилистое железо. Поскольку это не чистое железо, то оно не куется. А то рудознатец и отставной казак Яков Медведев еще до прихода Палласа наш метеорит превратил бы в топоры и лопаты.

2. Краткая хронология истории появления памятного знака.

1749 г. - метеорит найден горным техником Иоганном Меттихом, обследовавшим место обнаружения отставным казаком Яковом Медведевым железной жилы;

1771 г. - метеорит "вторично" найден во дворе Медведева хакасом Якубо, работавшим в экспедиции академика Петра Симона Палласа, который по заданию Екатерины II находился в экспедиции по центральной и юго-восточной России и по Сибири;

1873 г. - это место вновь было найдено красноярским геологом Иннокентием Лопатиным;

1930 г. - попытки добычи на месте находки рудного железа;

1978 г. - обнаружение места падения метеорита экспедицией Комитета по метеоритам АН СССР, установка памятного знака в виде столба, присвоение месту названия Отрога Палласова Железа на сопке Метеоритной, находящейся на западном отроге сопки Поперечной, в верховьях ручья Малый Ижат, в 4.5 км к юго-юго-востоку от г. Большой Имир.

1980 г. - на Красмаше был изготовлен памятный знак, который в начале лета по большой воде завезли баржой по Убею до устья М. Ижата и затем на лесхозовских тракторе Т-75 и а/м ГАЗ-66 завезли знак (он был упакован в деревянные ящики), а также цемент для изготовления постамента долиной М. Ижата на место обнаружения метеорита. В 20-х числах июля 11 спотсменов Красноярского политехнического института, находившихся на сборах в заливе Убей, пешком вышли к месту падения метеорита, где они в течение 1 дня собрали памятник, покрасили его "серебрянкой" и установили на постамент;

1981 г., 31 июля - состоялось торжественное открытие памятника. Для этого, а также для наблюдения именно в этом месте продолжительного солнечного затмения прибыла группа московских ученых. 12 человек из них и представителей красноярской науки, а также прессы побывали на месте падения метеорита;

1982 г. - те же спортсмены сходили к памятнику самостоятельно;

1984 г. - к памятному знаку пробили тропу;

1987 г. - место взято на учет как памятник природы федерального значения;

1991, 1993, 1993 гг. - экспедиции школьников, поиски других частей метеорита;

1995 г., 26 июля - экспедиция из 25 человек красноярских ученых. Среди них - 70-летний Целищев и геолог Андреев (шел на протезе). Событие широко освещалось в прессе и на ТВ (видеосъемка есть у директора музея Тунгусского метеорита Ю. Д. Лавбина). Было также установлено, что метеорит летел с запада на восток;

2001 г. - экспедиция американского ученого, в этот же год тропа к месту падения лесниками была обозначена затесами и указателями;

2005 г. - экспедиция школьников из объединения "Факел" г. Железногорска;

2006 г. - наша экспедиция.

3. Отрог Палласова Железа (статья из неизвестного журнала, копию которой я взял в Новоселовском музее)

На месте находки Палласова Железа — первого метеорита, обнаруженного на территории нашей страны, решено установить памятный знак. Эту загадочную 700-килограммовую железокаменную глыбу случайно нашли в 1749 году в глухой тайге на водораздельном хребте между реками Убей и Сисим, правыми притоками Енисея. Впоследствии точное место находки было забыто, и сведения о нем в современных метеоритных каталогах оказались противоречивыми. Заново место находки Палласова Железа было установлено в 1976—1978 годах автором статьи вместе с членами Красноярского и Московского отделений Всесоюзного астрономо-геодезического общества (ВАГО).

В первых печатных сообщениях о Палласовом Железе (1776 г.) географическое описание места его находки было неполным. Наиболее четким ориентиром служило указание, что таинственную глыбу обнаружили недалеко от выхода жилы железной руды и что последняя находилась на вершине небольшого утеса, обрывающегося к северу. Напротив утеса возвышалась гора Большой Имир (прежнее название — Немир).

Заявку на это месторождение сделал в 1749 году местный крестьянин Я. Медведев. Во время обследования выхода руды горный мастер И. Meттих и заметил глыбу из чистого звонкого белого железа, в которой, как много позднее рассказал он академику П. С. Палласу, прочно сидело множество прозрачных, желтых и очень твердых «камешков». Глыба лежала открыто, на самом гребне горы, в 150 лахтерах (горная сажень, равная примерно 2,1 м) от месторождения руды к юго-западу, в сторону Убея. Известно было также, что в 1873 году это место вновь нашел и обследовал красноярский геолог И. А. Лопатин. В сохранившемся его письме уточнялось, что оно находится в истоках реки «Иджат», притока Убея. Но таких притоков оказалось два — Большой и Малый Ижат. И в верховьях каждого из них громоздятся высокие сопки с крутыми склонами, заросшие тайгой...

Исследования архивных геологических материалов показали, что искомое старинное месторождение железной руды известно как «Эмирское рудопроявление». Оно было открыто в XVIII веке первым в обширном Тубино-Сисимском районе, в отрогах Восточного Саяна, и в старой геологической литературе иногда связывалось с именем академика П. С. Палласа и... находкой возле этого месторождения знаменитого Палласова метеорита, или, как писали в XIX веке, «метеорического железа». Месторождение пытались разрабатывать в XIX и в начале XX века, но безуспешно. Как неперспективное, оно было заброшено, и в наше время даже геологи не смогли достаточно точно указать его местоположение.

К счастью, среди старых архивных материалов случайно удалось обнаружить набросанный от руки план раскопок старинных шурфов, проводившихся на месторождении в 1930 году. Он-то и помог нам в дальнейших поисках.

В июле 1978 года Комитет по метеоритам АН СССР и ВАГО отправили экспедицию в район находки метеорита. Путь туда довольно сложен: от Красноярска около 200 км по Красноярскому морю, затем 15 км по Убейскому заливу, потом по берегам реки Убей и, наконец, по долине таежного ключа Малый Ижат, сплошь заросшей густой травой и кустарником. Последние 20 км пути доступны лишь пешеходу и вьючным лошадям. Именно так добиралась к месту работы наша небольшая, из семи человек, экспедиция.

Развороченные большие муравейники, протоптанные в высокой траве коридоры (на что обратили наше внимание местные проводники), а порой и явные отпечатки широких лап с длинными когтями говорили о соседстве хозяина тайги... Зачастую по крутым склонам сопок идти было легче, чем продираться сквозь траву и кустарник. Но встречавшиеся живописные скалы из розоватого гранита, заросли смородины, малины, черемухи, море ярких цветов, синий купол неба и чистый воздух горной тайги — все это скрашивало путь в 30-градусную жару с тяжелыми рюкзаками (а при возвращении они были почти «не в подъем», так как у нас уже не было лошадей — шла горячая пора сенокоса).

Во время полевых работ Эмирское рудопроявление было отождествлено по старым разведочным шурфам. Рядом оказалась и старинная жила, открытая некогда Я. Медведевым: на небольшом обрывающемся к северу утесе по соседству с шурфами удалось обнаружить под слоем почвы полуразрушенную жилу магнетита. Она выходила на поверхность близ вершины самой высокой сопки водораздела, имеющей «в сторону Убея» не один, а два отрога — длинный западный и короткий юго-юго-западный. Когда попытались определить место лишь по одной примете — в 150 лахтерах к юго-западу от выхода жилы, оно оказалось в глубокой ложбине (!) между отрогами этой сопки, что противоречило всем другим приметам. Пришлось провести дополнительное обследование обоих отрогов, принимая во внимание, в первую очередь, расстояние находки от рудного утеса и расположение глыбы железа на самом гребне горы, напротив Большого Имира. В результате был сделан обоснованный вывод, что метеорит Палласово Железо впервые был найден именно на западном отроге сопки, хотя это и противоречило упомянутому письму И. А. Лопатина. Он писал, что искомый отрог имеет юго-западное направление и обрывается к верховьям реки «Иджат». И отрог с обрывом (осыпью гранита) действительно был еще в 1977 году обнаружен нами во время поисков «медведевской» рудной жилы. Он оказался в 2 км севернее действительной рудной сопки. В 1978 году на гребне западного отрога этой сопки (у местных жителей она известна как Поперечная) в 315 м (150 лахтеров!) от утеса с рудой нами был установлен временный памятный знак. Позднее здесь будет сооружен памятник уникальному метеориту.

Выводы экспедиции неожиданно получили дополнительное подтверждение. В начале 1979 года удалось отыскать считавшийся утерянным из Архива АН СССР подробный отчет красноярского геолога: «Поездка к месту обретения Палласова Железа, совершенная летом 1873 года горным инженером Инокентием Лопатиным по поручению Императорской академии наук» (126 страниц!). Из него стало ясно, что И. А. Лопатин, помещая место находки метеорита «в вершинах реки Иджата», имел в виду Малый Ижат и именно западно-северо-западный отрог сопки, расположенный между верхней частью основного русла этого ключа и его большим левым (раздвоенным) притоком. Этот приметный длинный и узкий отрог, из-за которого местное население именует всю сопку Поперечной, назван И. А. Лопатиным «Отрог Палласова Железа».

Совпали и другие приметы, описанные в отчете И. А. Лопатина и независимо обнаруженные экспедицией 1978 года. Это — три «пустых» (без рудных жил) утеса в нескольких десятках метров к северо-востоку от «Утеса Медведева» (или «Утеса железной руды», как называет его И. А. Лопатин), а также две сопки к северу от того отрога, на котором был найден метеорит.

Между прочим, до последнего времени у красноярских краеведов существовало мнение, что Палласово Железо обнаружили всего в 5 км от деревни Медведевой, в верховьях речки Сухушка (об этом, якобы, свидетельствовали... данные И. А. Лопатина, отметившего именно здесь месторождение руды). Но, как следовало из отчета, И. А. Лопатин описывал в этом случае другое, медное месторождение.

Таким образом, до недавнего времени было лишь известно, что метеорит Палласово Железо нашли на водоразделе рек Убей и Сисим. Теперь мы знаем, что он был впервые обнаружен в 4,5 км к юго-юго-востоку от горы Большой Имир, в верховьях ключа Малый Ижат, на западном отроге сопки Поперечной. Эту сопку мы в 1978 году назвали Метеоритной. Ее западный отрог отныне следует называть, как предложил И. А. Лопатин, Отрогом Палласова Железа. Этот район в будущем предполагается объявить памятником природы.

На фото: Участники экспедиции 1978 года возле временного памятного знака, которым отмечено место находки Палласова Железа.

Кандидат физико-математических наук А. И. Еремеева



4. Переписка об экспедиции И. А. Лопатина для исследования местности, где было найдено «Палласово железо»

В Архиве Академии наук СССР хранится дело «Об экспедиции Лопатина для исследования местности, где было найдено «Палласово железо» (ф. 2, оп. Г—1873, № 3). Большую часть дела составляет переписка между И. А. Лопатиным и непременным секретарем Академии наук К. С. Веселовским о ходе и результатах исследований, об организации поездок и финансировании работ, а также докладные записки членов Академии, посвященные тем же вопросам. Поскольку все публикуемые ниже архивные материалы собраны в одном деле, мы нигде не делаем ссылок на номера фонда, описи и единицы хранения. Кроме того, подлинный текст документов нигде не берется в кавычки, так как пояснительный текст дан петитом в отличие от документов и перед началом цитированного документа везде в скобках проставлены ссылки на листы архивного дела. Все письма И. А. Лопатина, кроме двух последних (от 19/XII 1875г. и 26/V 1876 г.), — подлинники, написанные чернилами, рукой самого И. А. Лопатина. Письма от 19/XII 1875 г. и 26/V 1876 г. — писарские подлинники, подпись и дата на них сделаны рукой И. А. Лопатина. Все публикуемые письма К. С. Веселовского — отпуски.

Основанием для организации экспедиции И. А. Лопатина послужило письменное предложние академиков Г. П. Гельмерсена, Л. И. Шренка, Н. И. Кокшарова и Ф. Б. Шмидта о необходимости проведения геологического исследования местности, где в 1749 г. было найдено «Палласово железо», направленное 26 февраля 1873 г. в физико-математическое отделение Академии наук. В письме академиков было сказано следующее (л. 7 об., 8). В 1870 г., как известно, шведская экспедиция к Северному полюсу открыла на берегу острова Диско, близ Овифака, несколько больших и множество мелких масс самородного железа, имеющих сходство с Палласовой. Хотя г. Норденшильд, сделавший эту находку, считает означенные массы метеоритами, и хотя многие специалисты по этой части в Швеции и Германии вполне согласны с ним, однако уже один из спутников г. Норденшильда, Стеенструп младший, выразил противоположное мнение и признает эти массы продуктами земного шара, происходящими, по-видимому, из базальтовой породы, содержащей в себе самородное железо и образующей на месте находки береговые скалы.

После того, как куски гренландского железа были получены в различных местах Европы и подверглись тщательному изучению, — с разных сторон, а особенно во Франции и Англии, возникло сомнение относительно космического происхождения этого железа, распространившееся и на массу Палласа, как похожую на гренландские камни. Это сомнение всего решительнее было высказано г. Шанкуртуа... причем этот ученый указывал... что на той же самой горе, на вершине которой открыта Палласова масса, находится выход жилы железной руды, содержащей в себе до 70% железа, по всей вероятности магнитного. Этот горный кряж, лежащий в 20 верстах от Енисея между его притоками Убеем и Сисимом, был посещен самим Палласом после того, как он получил подробные сведения о геологическом составе этого кряжа, о существовании в нем железной руды и об открытии на нем куска самородного железа... Паллас не высказывает собственного мнения о происхождении знаменитой массы, а сообщает только, что татары считают ее святыней, упавшей с неба, и энергично оспаривает мнение, выраженное в 1774 г. Энгестремом в Стокгольмской Академии наук, будто Палласово железо есть продукт плавки.

Сомнение, не без основания возникшее относительно происхождения Палласова железа, подало... Г. В. Абиху повод заявить... желание, чтобы Академия предприняла ближайшее исследование места, где найдена эта масса... Мы признали уместным обратиться к находящемуся в Красноярске горному инженеру Лопатину, основательно знающему геологию Сибири, и просить его, не примет ли он на себя исследование упомянутой местности, причем выразили желание знать размер суммы, которая, по его мнению, потребуется для этого предприятия. Телеграммою от 25 минувшего февраля, полученною нами в ответ на этот вопрос, г. Лопатин уведомляет, что он может употребить на означенное исследование июнь месяц сего года, а для издержек по оному считает достаточным 300 рублей. На заседании физико-математического отделения Академии наук, состоявшемся 27 февраля 1873 г. под председательством президента Академии Ф. П. Литке, предложение академиков об организации экспедиции во главе с И. А. Лопатиным было одобрено.

В марте академик Г. П. Гельмерсен составил для И. А. Лопатина специальную инструкцию по ведению работы. 22 марта 1873 г. непременный секретарь Академии К. С. Веселовский направил И. А. Лопатину письмо об организации экспедиции. В конце июля 1873 г. И. А. Лопатин выехал к месту исследований и уже 7 сентября из с. Мотыгина на Ангаре направил в Академию наук предварительный отчет о проделанной работе (лл. 20—22).

Господину непременному секретарю императорской Академии наук.

Отправившись для выполнения поручения Академии наук по исследованию местообретения Палласова железа 29 июля сего года из Красноярска, я возвратился туда 24 августа 1873 г. О результатах моих наблюдений в эту поездку вкратце имею честь сообщить нижеследующее. Как я и ранее сообщал письмом академику Ф. Б. Шмидту, главное затруднение мне было отыскать местность, где производились разведки оберштейгером Меттихом. Преданий о древних разведках не сохранилось, равно как и о том, что была найдена большая глыба железа. После этих относительно древних (Меттиха) разведок, кажется, производились новейшие.

Пришлось собирать сведения о разведках и копаных местах вообще, и таким путем из указанных местностей я избрал месторождение железной руды, наиболее подходящее к указаниям Палласа. Избранное мною месторождение находится (согласно теперешним сведениям от крестьян) около 20 вёрст от Енисея и в 5 верстах от р. Сисима; от р. Убея она также, вероятно, отстоит не более 4—5 верст прямым путем.

Расположено оно на одной из вершин водораздельного хребта, между реками Сисим и Убей, и про гору Немир (упоминаемую Палласом) действительно можно сказать, что она лежит «насупротив» месторождения железной руды, которое я исследовал. Находится оно между вершинами речек Угловой и Драничной (втекающих в р. Сисим) и р. Иджата (впадающей в р. Убей). Затем на избранной местности во исполнение инструкции были произведены следующие работы и наблюдения.

1) Начальник Енисейской губернской чертежной Александр Яковлевич Семичевский был столь любезен, что командировал в мое распоряжение для исполнения поручения Академии наук чертежника г. Фоменко, который снял бусолью с помощью вех горный отрог, на вершине коего находится месторождение железной руды, и затем сделал маршрут от этой горы до церкви в селе Медведевой на р. Убей.

Кроме того, чертежник сделал во время плавания моего на лодке от гор. Красноярска до села Медведева глазомерную съемку (бусолью и часами) тех местностей по течению Енисея, точных планов которых нет в Енисейской губернской чертежной. В настоящее время чертежник делает планы снятых им местностей. Разведка (Меттиха (?)) будет точно обозначена на планах, но место, где найдено было Палласово железо, может быть нанесено только приблизительно, ибо еще Паллас говорит: «Настоящего места, где камень из чистого железа лежал, Медведев, который ныне кузнецом, показать более не может».

2) Я исследовал геологический состав горного отрога, где находится месторождение железной руды, и склонов окрестных хребтов к этому отрогу, а также пространства (по линии маршрута чертежника) оттуда до села Медведева. Кроме того, для определения геологического места пород, с коими мне пришлось иметь дело при предстоявшем исследовании, я делал на пути водою из Красноярска до села Медведева геологические наблюдения над строением берегов Енисея, дающие ясные и поучительные обнажения в этом отношении.

Оказалось, что железная руда есть магнитный железняк (смешанный частью с кварцем) и залегающий жилою в гранитном плосковершинном утесе, обрыв коего к северу над общей поверхностью горы 4 сажени. Отрог горный, длина коего расположена примерно с ЮЗ на СВ, состоит, судя по обнажениям, исключительно из гранита, большею частью крупнозернистого и имеющего красновато-серый цвет. Горный отрог этот северо-восточною частью своей примыкает к водораздельному хребту, а юго-западный конец его состоит из утесов и утесистых склонов, обтекаемых вершинами р. Иджат.

3) Остатки разведки (или может быть разведок), произведенной до меня, состояли из двух штреков по простиранию жилы и двух штреков (далее к юго-западу) вкрест простирания рудной жилы. Для проверки этих прежних разведок в них вырыто было при мне 4 ямы-шурфа и обнажена в двух местах рудная жила, а другими двумя шурфами встречен гранитный утес. Жила магнитного железняку оказалась шириною от 2 вершков (в шурфе № 1) до 1 аршина (в шурфе № 2). Гранитный утес, который эта жила пересекает, разбит трещинами на пластообразные массы, имеющие слабое склонение к северо-западу. Самородного железа в магнитном железняке мною не усмотрено.

4) Горный отрог, на коем расположено это рудное месторождение, и окрестные горы покрыты растительною землею, лесом и большею частью травою, очень густою, вышина коей местами до 1 сажени, почему осмотр глыб горных пород, лежащих на горе, с полною тщательностью я не мог произвести. Но тем не менее, проехав и обойдя этот отрог в разных направлениях и останавливаясь почти у всякого камня, мною на пути виденного, я если встречал где глыбы горных пород, то они все были остроугольные и состояли исключительно из гранита.

5) Коллекция горных пород, во время поездки к месту обретения Палласова железа мною собранная, как на месте, где-предполагаемо было найдено Палласово железо, так и на пути дотуда от гор. Красноярска, а также отпечатки и окаменелые деревья из селения Огур, мною собранные в количестве более 200 экземпляров, будет доставлена при описи в Академию наук.

6) Отвалы старых разведок были мною осмотрены и разрыты, и образцы пород из них будут также представлены в Академию. В заключение долгом считаю сделать следующие общие соображения, оснуясь на моих наблюдениях. Палласово железо найдено было на вершине отрога водораздельного хребта рек Сисима и Убей, не более 1 версты от линии водораздельной, в очень гористой стране, где от подошвы одной горы непосредственно поднимается другая. Хребты, горы и отроги их здесь вообще с довольно крутыми склонами. Осмотренный мною горный отрог преимущественно из крупнозернистого гранита, местами очень похожего на финляндский рапакиви. Гранит этот разбит трещинами, частью выполненными кварцем, рудами и проч.

Taк мною исследована жила магнитного железняку и найдена в другом месте трещина, выполненная друзами кристаллов аметиста и горного хрусталя. Выходов пород, кроме гранита, мною не найдено, равно и глыб прочих пород. Впрочем еще и Паллас говорит про показание казака Медведева: «Он говорит, что камень сей лежал на самом верху одной высокой горы, совсем наружи, ни к чему не приросши и никакими другими малыми или большими каменьями не окружен». Местность эта, как я говорил выше, поросла густою травою и, как вообще места подтаежные, содержит немало валежнику, а потому точнейший осмотр всех глыб, лежащих на поверхности горы, крайне затруднителен. Потому я почитаю нужным в удостоверение, нет ли действительно там еще глыб железных, - кроме Палласовой, назначить (из остающихся от 300 руб., посланных мне на расходы по этому исследованию) премию рублей в 30 тому из местных жителей (которые в те места ходят на охоту за белкою), который найдет еще кусок самородного железа и о нахождении оного сообщит мне в Красноярск. Из Красноярска же я при первой возможности съезжу осмотреть таковую находку и место ее обретения и о последующем не замедлю сообщить Академии.

Пространство между отрогом, где было найдено Палласово железо, и Енисеем частью занято такими же отрогами гор и горою Немир, составляющею конечный к Енисею пункт водораздельного хребта между реками Сисим и Убей. Эта гора Немир и следующие к Енисею низкие отроги состоят из красноватого цвета порфиров и других трапповых пород (по Ляйелю) очень разнообразного состава и цвета, т. е. начиная от диорита или диабаза (чрез порфиры разного вида) и до пузыристых пород, часть коих имеют пустоты, выполненные разными минералами.

Долина Енисея между реками Сисим и Убей и склон водораздельного хребта между этими реками к Енисею состоят из явно слоистых осадочного происхождения пород: известняков, мергелей и песчаников, геологический возраст (т. е. относительная древность) коих, я уверен, будет довольно точно определен огурскими окаменелостями, кои и не замедлю доставить в Академию на рассмотрение знатоков этого дела.

Подробный отчет, планы съемок чертежника и коллекции я постараюсь в течение настоящего года доставить в Академию наук.

Горный инженер Инокентий Лопатин 7 сентября 1873 г.

Источник: И. Л. Клеопов. «И. А. Лопатин. Очерк жизни и научной деятельности. Неопубликованные дневники, письма». Восточно-Сибирское книжное издательство, 1964 г.

список путешествий

 


наверх, на стартовую, карта сайта, поиск по сайту, контакты

Copyright, 2005-2012, велоклуб «Грязные носороги»
тел.: +7 (3912) 42-65-24, +7-908-203-8860
написать письмо

Разработка сайта: «Интек-Медиа»