стартовая карта сайта написать письмо контакты
 




    
Партнеры
партнерские ссылки
  Маслостанция камаз 43118 с кму им 180 ktrucks.ru.
 

Гримасы истории



Нет, не сидится нам дома. Отшумели последние старты сезона 2003г. и снова потянуло в путь. Случайно от знакомых казаков как-то услышали о Саянском остроге - мол, где-то на юге нашего края сохранились остатки от него. Уникально! Макеты острогов есть только в музеях - один их них мы видели в Абакане. Да еще где-то на Амуре сохранились частично восстановленные строения. А тут, "под носом", свое есть.

Толком даже не разузнав, что и где, как добираться, мы созвонились между собой, взяли билеты и айда в Минусинский музей им. Н.М. Мартьянова - в надежде, что там необходимая информация наверняка есть.


Минусинск

На ж.д. станцию Минусинск прибыли около 7 часов утра. Собрали велосипеды, ответили на вопросы местного милиционера, прикрывавшего обычное человеческое любопытство службой. И через 9 км кромешной тьмы въехали в патриархально-купеческий старинный город. Я-то там раньше уже бывал, а вот Андрюха обалдел - город, как исторический памятник. Особенно в предрассветном тумане. 200-летняя церковь, 176-летний музей, огромные дома купцов и золотопромышленников, екатерининская тюрьма, памятник герою гражданской войны Щетинкину...

Дождались 9 часов утра, нашли здание всемирно известного музея и неожиданно "умылись". Оказывается, именно сегодня, в пятницу, музей не работал из-за "субботника по уборке территории". Однако экскурсоводы все же пошли нам навстречу - ведь не каждый день в этот город заезжают байкеры. И провели нас по всем 24 залам. Показали скифское золото ("звериный" стиль), собранное в окрестных захоронениях наших предков, разрез Салбыкского кургана (к сожалению, не соответствует сведениям Абаканского музея). И, с кем-то созвонившись, точно указали местонахождение Саянского острога.

Основательно затарившись сувенирами, уже через 55 км мы были в пгт. Шушенское. Там тоже осмотрели музей - Ленинский. Это часть бывшей волостной деревни с натуральными домами, лавкой, распивочной и тюрьмой (вроде КПЗ для 15-суточников). В.И. с Надеждой Константиновной и ее матерью жил в самом большом доме, где занимал 3 комнаты, пользовался несовершеннолетней прислугой и тем самым эксплуатировал детский труд.

Проехали с. Каптырево (бывшая казачья станица), д. Н-Покровку, где нас и застала ночь. Ручей, благо, близко, чей-то забор - рядом. Андрей пошел за водой, а я - за дровами. Только за одну доску потянул, как слышу - бегут. И как местные меня вычислили? Хорошо, что не с поличным попался. Кое-как отболтался и сразу к товарищу: надо удирать, а то кольями достанется, пообещали. Андрей все понял с полуслова, рассуждать лишнего не стал и через минуту мы снова катились по ухабистому асфальту. Никогда больше не буду воровать доски с чужих заборов. Да и совесть включилась: музеи посещаем, вежливые такие, культурные. Чего уж лицемерить-то перед самим собой.

Ночевали в результате на какой-то заснеженной меже между пашней и зарослями дурнины. Холодно было и неуютно - это мне в наказание. Потому что Андрей почему то вообще не мерз.

Саянский острог

Проснулись с рассветом. Рисовая каша, смазка трансмиссии, недолгая боль набитого вчера седалища и вскоре докатились к д. Шунеры. От нее 7 км до д. Саянск, берега Енисея. Хозяйка крайнего дома показала дорогу к острогу: уже издали виден небольшой частокол, который несколько лет назад поставили абаканские и красноярские казаки. На нем памятная доска: "Саянский острог. Основан в 1718 г. по указу Петра Первого для защиты хакасcкого населения и укрепления границы. На этом этапе завершился многолетний начальный период вхождения в состав России Хакасского-Минусинского края. В Кыргызской землице воцарилась мирная жизнь". Этот текст писали казаки Саянского войска, как и принято у них, без согласования с хакасскими авторитетами. В связи с чем последние еще долго возмущались и, если бы памятник был поставлен не на территории Красноярского края, а в Хакасии, то наверняка бы эту надпись они скорректировали в свою пользу, либо памятник спилили (как это сделали в Тыве). А так все написано, как оно и было на самом деле. Поскольку через десять лет после основания этого последнего в Енисейской Сибири острога был подписан мирный договор с Манчжурией и прекратилась война с енисейскими киргизами. Остроги как военные укрепления стали не нужны.

Ныне же от Саянского острога остался огромный квадрат 3-х метрового рва, насыпной вал вдоль него и яма от зелейного - для хранения пороха, погреба. Строений, конечно, не сохранилось. Зато в полукилометре стоит в прошлом богатая деревня (растащили ее окрестные села в период укрупнения колхозов), а на другом берегу Енисея - девятиэтажный город Саяногорск, столица алюминиевой империи Дерипаски.

Месяцем раньше я на своем байке побывал в с. Маковское, где 385 лет назад был заложен первый на Енисейской земле казачий форпост. А теперь мы перекочевали на 100 лет позднее - к последнему острогу и окончанию завоевания Тюлькиной землицы.

Чуть дальше острога находится деревенское кладбище. Старых крестов там нет - сгнили, да сгорели. Но многие современные памятники уникальны и не похожи на серые урбанизированные стандарты нашего Бадалыка. Например, на захоронении тувинца Хертек Ламажика Жамбасовича установлен деревянные обелиск с шишаком, как у национальной тувинской шапки. Учитель начальных классов местной школы Преображенский Александр Павлович, 1892 года рождения, в 1960 г. поставил самодельный, из кирпича, памятник своему сыну: "Мой милый сын! Ты этого достоин. Тебе сей памятник построен. Ты раньше времени почил. Тебя как мог отец почтил. Дорогому сыну инженеру-энергетику Преображенскому Леониду Александровичу." В лицевую часть сооружения (высотой в 3 метра) встроена ниша, в которой находится посмертная маска сына. Ощущение отцовского горя и: гордости за него. В этой же ограде второй скромный холмик уже без всяких надписей - могила отца-строителя.

Неподалеку в одной ограде два памятника из черного гранита - сестре и брату. Девушку убили где-то в Бурятии, а ее брата спустя два года убили в Казахстане: "Одним цветком земля беднее стала, одной звездой богаче небеса"; "Расцвел и не успел пожить. Кто б мог подумать, что не суждено ему своей достигнуть цели..."

Рядом с деревянным крестом Садаковой Агафьи Николаевны, умершей в возрасте 90 лет, могила ее мужа, погибшего в 1937 году. На могиле Солдатовой П.К., умершей в 1947 г., установлен простенький кованый крест. Почти все захоронения - родовые (в одной ограде по 5-6 могил).

Старожилы рассказывают, что до революции деревня была очень большая. Церковь в ней построил зажиточный крестьянин Садовский Василий Михайлович. Имел он 18 дойных коров, 4 лошади, наемного работника Андрея Ампилогова. По окончанию договора дед женил его, наградил имуществом и деньгами. А после революции у Садовского все отобрали, от чего 90-летний дед в 1918 г. и умер - не выдержало сердце. Раскулачили и Ампилогова. Хоронили деда всей деревней, в церковной ограде. А уже в нынешние времена, после укрупнения, эту церковь шунерский председатель сельсовета продал иногородним (из бревен построили 2 дома), а после на этом месте много лет спустя поставили памятник участникам Великой Отечественной войны. Заодно местные жители хотели тогда поставить крест и на могиле деда, но сельсовет не разрешил. Между прочим, Садовский был известен еще и тем, что встречался с Лениным и Н.К., возил их по Енисею, продал будущему вождю пролетариата собственноручно сплетенные лапти (стоимостью 30 копеек), за что В.И. так и не расплатился. И уже в 70-е годы следующего века внучка Садовского Татьяна Горявина получила от Советской власти компенсацию за лапти в 300 рублей. Ныне это 83-летняя сухонькая старушка, живущая в покосившейся избушке на краю села. Отец бабы Тани воевал за белых и беременная мать тогда была с ним. Рожать же она приехала в родные места. Вскоре, после разгрома Колчака, вернулся домой и отец девочки. В начале 30-х годов отца бабы Тани арестовали (многих тогда забрали, увозили подводами) и отправили на строительство Беломорканала. Где он и умер от голода, холода и непосильного труда. Мать арестовали в 1932 г. - она умерла в тюрьме в с. Ермаковское. В возрасте 12 лет Татьяна пошла работать в деревенский детсад ("на площадку"). По совершеннолетию вышла замуж. Родила шестерых детей, четверо из них умерли от коклюша и дизентерии. Муж сильно пил, однажды ушел на охоту и его кости нашли только через год. Живет бабушка сейчас с младшим сыном - тоже горьким пьяницей. Недавно сама ездила в Шушенскую милицию и упросила, чтобы его забрали. Это помогло. После 15-суточной отсидки сын "завязал". А так пропивал всю материну пенсию. Пока сын сидел, местные бичи выкопали у бабушки всю картошку, украли посуду. А второй сын внучки Садовского работает на Саяно-Шушенской ГЭС и у матери вообще не показывается. Десять лет она учила его, обувала, одевала. Деньги зарабатывала тяжким трудом - в один год как-то напилила одноручной лучковой пилой для Шунерского сельсовета 100 кубометров дров.

Вот такая судьба. Кто-то "из грязи в князи". А кто-то наоборот. Из пятикомнатного дома-крестовика с пятью же амбарами - в завалившуюся избушку: "Все извелось теперь". Парадокс: перед нашим приходом старушка через очки с толстыми линзами читала книгу с названием: "Ульяновы" - панегирик немецкому шпиону, предавшим свой народ, разорившим и уничтожившим миллионы своих почитателей.

От Саянска до Красного Хутора километров 12 заброшенной щебенки, а еще через 5 км - с. Сизая. Когда-то крупный леспромхоз, место ссылки латышей и литовцев, ныне деревня известна благодаря мраморному заводу, построенному Дерипаской (на базе месторождения, владельцем которого является Лужков). И еще двукратному олимпийскому чемпиону Ивану Ярыгину. Знаменитый спортсмен был 5-м ребенком в семье приезжего кузнеца, осевшего на хуторе Голубом, что в следующем логу. А всего детей было 10 человек - на обед им жарили ведро картошки. Ярыгин погиб в автокатастрофе в 1997 г. А до этого успел заложить церковь в память о своей матери и двухэтажную школу, которые достраивали на свои средства его родственники и московские друзья. Одно крыло школы - государственный музей Ярыгина, очень интересный. Выходишь из него с чувством, что узнал жизнь глубоко порядочного, честного и бескорыстного человека: "будет вечно в полете Иван, то орлом, то желанной звездой..." Его именем названа малая планета, ледокол, военный и гражданский самолеты, подмосковный поселок, спортивный комплекс. Ярыгину поставлены памятники в Олимпийской деревне в Москве и на о. Отдыха в г. Красноярске.

А еще на речке Голубой 300 лет назад была казачья застава.

На отдыхеПообедав в магазине (столовую в Сизой закрыли вместе с леспромхозом) "Дошираком" с колбасой, мы перекатились через Майнскую ГЭС, спрятали вещи под камнем и налегке поехали смотреть крупнейшую в мире Саяно-Шушенскую ГЭС. Благополучно миновав заградительно-ограничительные посты охраны, поднялись таежным серпантином на самый верх, вскарабкались на скалу и вдруг увидели огромную бетонную подкову, странным образом удерживавшую 200-метровую толщу воды. Выглядит ГЭС как совершенное произведение инженерного искусства.

Уже в темноте вернулись к своим пожиткам, долго варили кашу на сырых дровах, много говорили. И, наконец, уснули - завтра очередная сотня асфальта.

Поселок Майна - бывший медный рудник. На мемориальной мраморной (почему-то не медной) доске надпись: "Рудознатцу и кузнецу первопроходцу Саян Андрею Соколовскому в год 250-летия открытия месторождения медных руд и основания пос. Майна. 1732-1982." Неподалеку заколоченный вход в шахту. И на местном кладбище нет ни одной медной плиты, зато много детских могил, датированных 1981 годом.

На въезде в г. Саяногорск - памятник рунической письменности.

Неожиданная встреча: около краеведческого музея к нам подошел местный байкер, Шимилин Николай (дом. тел. (39139)22572). Ему 49 лет, работает в Сизинской школе. На своей "Мериде" Николай побывал в Чите, Новосибирске, Абакане. Переписывается с велоклубом из Екатеринбурга, а о нас не знал. Еще в Саяногорске живет 44-летняя Татьяна Асадчева, которая в прошлом году на велосипеде ездила в г. Красноярск. Велосипед у нее особенный - с одной педалью. Потому что у Татьяны всего одна нога. Работает она в обувном павильоне "Белая Ворона".

За Саяногорском начинаются корпуса Саянского алюминиевого завода, производства по переработке алюминия в фольгу. 81 км многочисленных пологих подъемов и спусков. Дорога петляет между холмами и ветер дует то в спину, то - чаще, в лицо. В с. Белый Яр (угольный разрез) купили немного заледеневшую дыню и тут же ее съели. И как-то незаметно въехали в Абакан. Конечно, закатились к друзьям в магазин "Адреналин", поболтали - приятно, когда тобой восхищаются. Поужинали у нашего благодетеля - моего брата, и в поезд, домой - к зиме, шипованной резине и новым экстремальным путешествиям.

Владимир Черников

список путешествий

 


наверх, на стартовую, карта сайта, поиск по сайту, контакты

Copyright, 2005-2012, велоклуб «Грязные носороги»
тел.: +7 (3912) 42-65-24, +7-908-203-8860
написать письмо

Разработка сайта: «Интек-Медиа»