стартовая карта сайта написать письмо контакты
 




    
Партнеры
партнерские ссылки
  купить 100 л пеногенератор английский гарантия
 

Перевал через Койское белогорье (часть 2)


24.10.2008 Переход Суворова через Альпы

Первым замёрз Саша, лежащий рядом с окном. Он поднялся и стал разводить огонь заново, так как в печке не оставалось ни единого уголька. Костя, всю ночь проворочавшийся и успевший поспать всего пару часов, понял, что уснуть ему уже не удастся, поэтому встал и помог Саше развести огонь. Затем он сходил за водой к ручью, где оказалось, что ночью ударил настолько сильный мороз, что на ручье образовался полусантиметровый слой льда, который пришлось продолбить, чтобы добраться до воды. Наконец, дрова разгорелись, и котелки поставлены на плиту. Вскоре поднялась Натка и первым делом спросила, есть ли что поесть. Оставались ещё пакетики лапши Роллтон, поэтому она была заварена подоспевшим кипятком, вдобавок была вскрыта банка с паштетом. Костя и Ната хорошенько поели, а Саша отказался. Позавтракав, Ната отправилась на полок спать дальше. Постепенно становилось всё жарче и жарче. Народ наверху, который к этому времени успел залезть в спальники, потихоньку начал выползать из них. В шесть часов утра все окончательно проснулись и позавтракали свежесваренной гречкой с тушёнкой. А Костя и Тоха добавили сгущённого молока в рис, чтобы получилась вкусная сладкая молочная каша. Байкеры вышли на улицу, где их ждал неприятный сюрприз: на велосипедах замёрзли все колёса и амортизаторы. Вооружившись как первобытные люди палками, ребята стали скалывать лёд с покрышек, ободьев и тормозов. А у Кости не работал барабан. Очевидно, вода попала внутрь и заморозила его так, что собачки не работали: кассета свободно проворачивалась как в прямом, так и обратном направлении. Тогда он снял заднее колесо и понёс к печке, чтобы растопить лёд в кассете. После 10 минутных манипуляций чуть ли не над открытым огнём, барабан стал работать так, как ему положено. Наконец, вся техника была готова. Владимир Васильевич оставил в избушке остатки крупы и банок под потолком, чтобы не добрались мыши (ах, как потом ребята вспоминали об этой оставленной вкуснятине!). В девять часов утра байкеры поблагодарили избушку за приют и отправились в путь. На этот раз замыкающим группы стал Дима. Так как дорога шла под уклон, по ней можно было ехать, благо вчерашние лужи основательно промёрзли. По мере восхода солнца, мороз постепенно ослабевал. Дорога шла вдоль реки Анжи. Следов машины больше не было, осталась только цепочка человеческих ботинок. В одном месте пришлось перейти ручей по лежащему поперёк него бревну. Экстремальный спуск вниз по бревенчатой дороге и велосипедисты уткнулись в Анжу, на которой виднелся разрушенный деревянный мост. Обойдя разлившуюся реку справа по валунам, байкеры снова оказались на дороге. Вскоре показалась вершина горы, на которую предстояло взобраться. С этого места хорошо просматривалась дорога возле самой вершины. Миновав несколько мелких ручейков, байкеры остановились в нерешительности, так как в одном месте вверх шла сильно заросшая дорога. Костя прошёл вперёд и обнаружил продолжение дороги. Направившийся было назад Владимир Васильевич вернулся и все двинулись дальше, пока не упёрлись в брод через реку. Форсировать ледяную воду почему-то никто не решился. Пока размышляли о том, что же делать дальше, выяснилось, что у Кати проколото колесо, поэтому ребята стали менять ей камеру, в то время как Владимир Васильевич пошёл напролом к горе. Вслед за ним потянулись Натка, Маша, Костя и Витя. Владимир Васильевич почему-то шёл по склону горы зигзагами, то поднимаясь, то опускаясь ниже. После долгого путешествия по следам впереди идущего, и периодических окриков, он наконец-то отозвался, и группа в полном составе вышла на ту самую заросшую дорогу. Очевидно, последний раз по этой дороге ездили лет десять-пятнадцать назад – об этом говорили росшие посередине молодые сосенки. По глубокому снегу байкеры стали подниматься наверх по уклону в 20%. Впереди шёл Владимир Васильевич и попенял Косте: «Штурман должен быть один», на что Костя виновато закивал головой. Через пару сотен метров Владимир Васильевич уступил дорогу Косте и тот пополз вверх, прокладывая путь для остальных. Каждому следующему велосипедисту было легче, так как идти приходилось по утоптанному снегу. Чем выше поднимались байкеры, тем глубже становился снег. То ли из-за постепенного потепления, то ли из-за усиленной работы, но становилось всё жарче, так что байкеры стали постепенно раздеваться. Косте стало настолько жарко, что он снял перчатки, шапку, куртку. Следующий за ним по пятам Саша же почему-то отклонил предложение о раздевании и продолжал париться. Чем дальше ползли байкеры, тем чаще они останавливались. Вскоре у всех закончились запасы воды, но из-за усиленного потоотделения нестерпимо хотелось пить, поэтому в ход пошёл свежий снег, благо удалённость от цивилизации предполагала его химическую и бактериологическую чистоту. Окончательно уставший Костя уступил дорогу Саше и тот стал первопроходцем. Идти за ним было гораздо легче, ведь уже не приходилось выискивать тропинку среди разросшихся сосенок и кустов, просто нужно было ставить ногу след в след. Когда байкеры поравнялись с горой, которую они снизу считали вершиной, выяснилось, что прошли они чуть больше половины пути, хотя впереди виднелась как бы вершина. Тогда Саша предположил, что стоит только добраться до неё, как выяснится, что там ещё одна такая же. Высота, усталость и ещё непонятно что вызвали у Кости истерический хохот, так как по опыту преодоления перевалов он уже знал, что такая ситуация запросто могла произойти (впрочем, так оно и оказалось). Понимая, что до вершины хребта как до Китая пешком, Саша и Костя решили дождаться остальных, чтобы их сменили. Подошедшие Антон и Тоха почему-то наотрез отказались быть первопроходцами, так что Костя снова возглавил группу. Примечательно то, что хотя велокомпьютер стабильно показывал нулевую скорость, он покорно подсчитывал километраж. Обернувшийся назад Костя обнаружил захватывающую картину вздымающихся тут и там гор, между которой тонюсенькой струйкой текла Анжа. Внизу поднимался Владимир Васильевич уже не катящий велосипед рядом с собой, а несущий его на плече. Ещё ниже ползли остальные муравьи. Когда уже казалось, что подъём никогда не закончится, Костя начал отсчитывать шаги до следующей остановки. Сначала по 50 шагов, потом по 100 и, наконец, по 200. Вроде уклон стал не таким крутым, и тут дорога повернула направо к виднеющейся вдалеке вершине, которую снизу никак не было видно. Совсем выбившийся из сил Костя сделал последний рывок и… наконец-то добрался до гребня горы. Дальше был только спуск!!! И как бы ему ни хотелось присесть хоть на секунду, Костя отправился на поиски хвороста для костра. К тому времени, как подоспел Владимир Васильевич, доставший из рюкзака котелки, костёр уже горел. Остальные ребята пошли помогать отставшим девчатам. Опять соорудили конструкцию для кипячения воды, которую из-за отсутствия поблизости ручьёв пришлось заменить снегом. И хотя снег плотно утрамбовывался в котелки, в них периодически пришлось подбрасывать снежки. Заварили чай с брусничником, который насобирал по пути предусмотрительный Дима. Вот тут и выяснилось, что еды практически ни у кого не осталось Sad Полкило Сашиной кураги было съедено в один присест, у Тохи оставались крекеры, а у Антона – паштет. Так и ели, намазывая паштет на крекеры. Неподалёку росла рябина, и ребята как птицы объели вкусную спелую ягоду. 
Оказалось, что 3 км перевала мы прошли за 3 часа, поднявшись при этом на 600 метров от уровня Анжи или на 1 километр выше уровня моря! До электрички от станции Кравченко оставалось 2 часа времени и 40 км дороги, 8 километров которой проходили по глубокому снегу. И если первоначально Костя планировал, что получится скатиться с горы своим ходом, вскоре стало ясно, что это далеко нетривиальная задача. Ехать по глубокому рыхлому снегу было теоретически возможно, но только на передаче 1-1, при этом байкеров постоянно стягивало с середины дороги в правую или левую колею, где периодически попадались предательские лужи. Возглавил колонну Костя, но из-за усталости на подъёме он не мог ровно держаться, поэтому вихлял из стороны в сторону. Тогда первым поехал Тоха, которому подобного рода даунхилл понравился и он пулей помчался вниз, петляя на велосипеде как на сноуборде. От восторга Тоха кричал, что сноуборд ни в какое сравнение не идёт с велосипедом. В конце концов, Косте надоело держать равновесие на покатой середине дороги, и он съехал в левую колею, как оказалось, передвигаться по ней было гораздо проще – даже в случае заноса велосипед неизменно оставался в колее. Основную сложность на особо крутых участках представляли собой бугры снега, под которыми, как казалось, лежат большие камни и стволы деревьев, упавших поперёк дороги. На поверку оказалось, что всё гораздо проще, хотя камни и стволы деревьев всё-таки попадались. Практически каждого не обошла участь падения, правда, эти падения были без последствий – это было всё равно, что падать на перину. Постепенно уклон пошёл на убыль, и все кроме Тохи и Кости спешились. Парочка вырвалась вперёд и поджидала всех остальных на развилках. На дороге появились следы, не то собаки, не то волка. Примечательно то, что зверь шёл, тщательно огибая подснежные лужи, поэтому Костя и Тоха поехали прямо по ним. Всё-таки это была собака и шла она явно к деревне, что придавало дополнительные силы. Закончились запасы воды и чая, и Тоха уже просто грезил магазином и бутылкой Кока-колы. Выехали на поле и окончательно попрощались с электропоездом – время было 16:00, а ехать всё никак не получалось. Перешли через ручей и набрали из него студёной воды. Мимо сенокоса поднялись на холм и обнаружили по пути коровью ногу (голень с копытом), которая на самом деле оказалась лошадиной. Напугав всех тем, что бедную лошадь загрызли волки, оставившие только копыто, Костя стал прокладывать путь дальше. На самой вершине холма обнаружили свежие следы грузовой машины. И уже по ним устроили незабываемый даунхилл, выехав прямо к деревне Карлык, причём велокомпьютер показывал всего 20 км от места утреннего выезда.

Байкеры подъехали к мужикам, копошащимся возле водонапорной вышки, и узнали дальнейшую дорогу. На встречный вопрос: «Откуда вы?», велосипедисты ответили: «От Кутурчина». Мужики никак не хотели верить, что мы преодолели на велосипедах (или они на нас?) два очень сложных перевала. Мужики также указали расстояние до станции Саянской (70 км), где был шанс сесть на проходящий ночью поезд Абакан-Красноярск, и направление к магазину на дому, где были куплены лимонад, печенье и шоколадная паста (всё равно ничего другого не было). Пока одни байкеры кушали, другие переобувались в сухие носки. Стоит заметить, что к этому времени мороз стал крепчать настолько, что промокшая во время восхождения и после купания в лужах обувь моментально обледенела и стала похожа на деревянную. Сухие носки и ледяная обувь – не самое плохое сочетание, так что байкеры заметно повеселели, сели друг к другу на колесо и поехали в Большой Арбай. Байкеры почти проехали посёлок, как Костя заметил открытые двери магазина, и ребят не пришлось дважды уговаривать зайти в него. Smile В магазине были куплены колбаса, хлеб и томатный сок. Всё это было разложено прямо на прилавке и съедено в один момент. Маша попросила позвонить домой и продавщица отправила её к дому напротив, где был телефон. С ней же отправилась и Натка. Пока девушки звонили, Владимир Васильевич выяснил, что в посёлке есть школьный микроавтобус типа УАЗ, на котором привозят детей из Карлыка и других близлежащих деревень. Ехать своим ходом более 60 км по всё усиливающемуся морозу и в кромешной темноте не очень-то хотелось, поэтому, узнав адрес, где живёт директор школы, Владимир Васильевич и Костя отправились к нему на поклон. Пока искали его дом, Костя предложил в случае отказа, попроситься переночевать в школе. Директор школы Александр Михайлович оказался представительным мужчиной и внимательно выслушал о проблемах велосипедистов. И практически согласился, только вот велосипеды было некуда деть – ведь салон машины вмещал всего 12 человек. Даже в разобранном состоянии велосипеды и рюкзаки не смогли бы поместиться. Ещё директор опасался за порванные сиденья, на что получил клятвенные заверения, что все сиденья будут обёрнуты чехлами от велосипедов. Начали считать, сколько мы можем предложить денег за доставку нас до Саянской. Сошлись на одной тысяче рублей, т. е. по 100 рублей на брата. А пока Александр Михайлович предложил проехать к школе, где побыть в тепле, пока он будет разговаривать с водителем и сторожем школы. Ребята находились в магазине и разговаривали с продавщицей и пришедшими покупателями. Костя забежал в магазин, поблагодарил продавщицу и скомандовал: «По коням!». На улице нас уже поджидал школьный сторож, который провел всех в учительскую с мягкими креслами и предложил горячего кофе с молоком из термоса. Пока измученные и разомлевшие ребята вели неторопливую беседу со сторожем, пришла завхоз школы со слезами на глазах. Оказалось, что у неё сегодня вернулся сын из армии, а тут, как назло, попутавшие времена года велосипедисты… Несколько телефонных звонков и выяснилось, что водитель отказывается ехать с такой бандой – ведь любой ГАИшник остановит перегруженную машину. Ещё оставался другой вариант – в посёлке был частный микроавтобус, но и его водитель наотрез отказался ехать на ночь глядя к чёрту на кулички. Тогда велосипедистам разрешили переночевать в школе, так как выбрасывать их на 20 градусный мороз было несколько бесчеловечно. Для ночлега было определено место – на втором этаже школы в фойе, где было теплее. Ребятам выдали электрочайник и собрали паспорта со всех, а то мало ли какими проходимцами мы могли бы быть. Сами посудите, разве нормальный человек катается на велосипеде по снегу в двадцатиградусный мороз? Все поднялись на второй этаж и разложили вещи в просторном холле, в середине которого стоял стол для настольного тенниса. Между колоннами была натянута верёвка, которая тут же заполнилась куртками и носками. Остальные мокрые вещи были разложены на тёплые батареи. Велосипеды остались внизу, и ребята закатили их в гардероб, чтобы не мешали в проходе. С чайником вышел казус: для его включения требовалась евророзетка, которой нигде не оказалось. Так как с междугородней связью были проблемы, ребята решили делегировать к бабушке кого-то одного, чтобы он позвонил домой и попросил перезвонить родным и близким других ребят. Костя записал на бумажке номера телефонов и вместе с Антоном отправился через дорогу. Бабушка приняла их как родных, заказала телефонистке разговор, и практически тут же их соединили с Сосновоборском. Костя поговорил с женой, объяснил причину задержки и продиктовал список. После переговоров ребята попытались расплатиться с бабушкой, но та наотрез отказалась, т. к. посчитала, что ей вполне хватит тех пятидесяти рублей, которые заплатили звонившие до нас девушки.

Пришла женщина и принесла в сумке трёхлитровую банку молока, буханку хлеба и килограмм помидоров. Это была жена директора и как только она узнала про велосипедистов, сразу помчалась к ним. Она открыла компьютерный класс, где находились евророзетки и дала ещё один чайник. Вскоре у ребят было два чайника кипятка. Елена Иосифовна дала также чай и быстрорастворимый яблочный кисель. А в это время Черников разговаривал с пришедшей учительницей истории, которая знала всех тех профессоров-археологов, с которыми мы общались на Сундуках. Костя же разговаривал с учительницей информатики об их проблемах и о жизни вообще. Оказалось, что она хорошо знает Евгения Фёдоровича, завкафедрой географии Красноярского педуниверситета, так как её сын как раз закончил географический факультет. «Мир тесен», - вот уже в который раз подумал Костя.

Вернулся Владимир Васильевич, правда, ребята ему из еды практически ничего не оставили. Расстелили кариматы на полу и забрались в спальники. Выключили свет, но ещё час ребята разговаривали, вспоминая трудный день. Владимир Васильевич рассказал, что в школе обитает приведение мужчины, которое может пристать ночью к девушкам. Но, похоже, эта новость не сильно обеспокоила наших красавиц. Выяснилось также, что практически все взяли на понедельник отгул или характер работы или учёбы предполагал отсутствие в первый день трудовой недели. За день проехали 25 км, при этом только последние 5 км по накатанной дороге. В эту ночь почти всем снились сны, хотя Костя часто просыпался в страхе прозевать подъём и отъезд.

часть 1 часть 2 часть 3

список путешествий

 


наверх, на стартовую, карта сайта, поиск по сайту, контакты

Copyright, 2005-2012, велоклуб «Грязные носороги»
тел.: +7 (3912) 42-65-24, +7-908-203-8860
написать письмо

Разработка сайта: «Интек-Медиа»