стартовая карта сайта написать письмо контакты
 




    
Партнеры
партнерские ссылки
  Медицинское страхование детей на http://uniort.ru/
 

Перу. Связь времен (часть 1)


Проба Перу

Латинская Америка, Перу, рисунки в пустыне Наска! Вот куда я собрался в очередной раз. Даже не представляя, как это на самом деле далеко от Красноярска.

Карта Перу

Подготовка к путешествию началась сразу же по возвращению из Сирии. Основной источник информации о стране – поисковые системы Интернета. Руководитель проекта, москвич Роман Ломасов (Веломот), предложил маршрут по «грунтам» и высотам с минимумом исторических мест и достопримечательностей. Такого я уже наелся в Монголии прошлой весной. Да и в Саянах горок мне тоже хватило. Поэтому ближе к поездке у меня постепенно созрело решение ехать самостоятельно, в одиночку. Чего, кстати, до сих пор я никогда не делал. Наоборот, в прошлое лето я организовал самые массовые в Сибири многодневные велопоходы, в которых участвовало 25, 40, и даже по 56 человек.

Можно добавить к этому практически полное незнание испанского и любых других иностранных языков, а также личного опыта общения с иностранцами. Так что я немного побаивался того, как все складывалось. Но почему-то верилось, что все должно получиться, если не вмешиваться в ход событий. На всякий случай я попросил раскинуть мне на картах знакомую гадалку. Вышло, что будет у меня долгая дорога, выпивка в полете, суета, встреча с незнакомыми мужчинами, какой-то чистый, долгий и хороший разговор с молодой женщиной, нечаянная удача, ОБЩЕНИЕ С НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИМ РАЗУМОМ (нелюдьми), веселье с неким местным авторитетом, неприятная стычка... Но, в конце концов, мое путешествие закончится благополучно и домой я вернусь живым и невредимым.

С таким напутствием ранним утром 31 декабря 2006 г. я сижу в ИЛ-76 московского рейса, наблюдая по GPS разгон, отрыв и набор самолетом крейсерской скорости. А потом и весь маршрут над Россией до самого Домодедово. Летим мы прямо над городом Усолье Пермского края, откуда через полгода начнется мой очередной поход по пути Ермака. Пассажиров мало, скорость 735 км/час, высота около 9200 м – на 2 км выше самой высокой вершины Анд. В самолете угощают шампанским с мандаринами и стюардесса душевно поздравляет с наступающим Новым Годом. Так что пророчества начали сбываться! И я уже вне времени, часовые пояса меняются один за другим, моя вчерашняя жизнь становится призрачной и нереальной. Это какая-то ИНАЯ МЕРНОСТЬ пространства.

В аэропортуВ аэропорту через пару часов я встречаюсь с остальными участниками похода. Оказалось их на два человека меньше: один перед отъездом потерял свой загранпаспорт, а другой серьезно заболел. Так что приехали всего пятеро. Некоторых я уже знал по совместной поездке в Сирию, а с остальными тут же знакомлюсь.

В Испанию летим вместе с ребятами из Рязани. Они – горные туристы, одеты в одинаковые куртки от спонсора и собираются покорить ту самую высокую гору обеих Америк - Аконкагуа (6962 м) в масштабах своего проекта «Семь вершин». А до этого они сплавлялись по африканским рекам. Все это один из рязанцев, Роман Черняев, рассказывает мне в деталях под джин из магазина беспошлинной торговли, поскольку наши кресла в самолете оказались рядом.

Кстати, 15 января ребята свое намерение осуществили.

Ночной МадридВ Мадриде с новыми знакомыми мы расстаемся, а сами отправляемся в город смотреть новогоднюю ночь, поскольку наш рейс на Лиму вылетает аж через 14 часов. Зная об этом еще в России, соответствующие визы мы сделали заранее. На улице +8, бродят толпы орущих испанцев и китайцев. Здесь полное отсутствие снега и наряженных елок. Новый Год народ отмечает довольно скромным (по красноярским меркам) фейерверком и криками «Оле, оле-оле-оле». После чего под руководством Веломота мы до рассвета бродим по уписанным улицам, обходя спящих в картонных коробках бомжей и безработных в эту ночь пожилых проституток. И с открытием метро возвращаемся в аэропорт совершенно уставшими. Бронзовый уборщикГде еще немного вздремнули на сдвинутых лавках, чего-то поели. Более скучного Нового Года у меня еще не было. Зато неожиданно получается хорошая беседа с участницей нашей экспедиции Леной Варнавской. До этого мы с ней немного переписывались по электронной почте, вместе ехать не собирались, а тут вдруг выяснилось, что она по профессии архитектор и у меня на велофоруме ник такой же. Лена живет и работает в Москве, а в Перу едет, чтобы попытаться раскрыть там нереализуемые в столичном мегаполисе качества своей личности. Я же хочу найти подтверждения своей необычной версии. Мне думается, что ПРОТОИНДЕЙЦЫ МОГЛИ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ ВО ВРЕМЕНИ и их ЖРЕЦЫ ОСОЗНАВАЛИ СЕБЯ В ЧЕТЫРЕХМЕРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ, для нас недоступном. Об этом свидетельствуют и рисунки в пустыне Наска, и изображения индейцев в компании с динозаврами на камнях, собранных доктором Кабрера в г. Ика, и практика трепанации и изменения формы черепов, и их загадочные идолы, имеющие большое сходство с каменными «бабами» древних культур Сибири.

АмазонкаПроходим немного более тщательный досмотр (накануне террористы около Мадридского аэропорта взорвали легковую машину) и вскоре наш Боинг-737 уже парит над Атлантикой. Девять часов полета, часто подают сухое красное вино и фрукты. До Лимы от Красноярска 19300 км, почти половина длины экватора. Вернусь домой и получится кругосветка!

В Лиме влажно, жарко и потому душно, воздух здесь со вкусом терпкого йода – сказывается близость Тихого океана. Через щели в окнах в прохладное здание аэровокзала Лиматамбо с улицы задувает горячий воздух. Все в этой стране наоборот: в январе – лето, в школах – каникулы. И три недели я не буду видеть Полярную Звезду.

Гостиница "Испания"в ЛимеМеняем валюту, едем в заранее забронированную гостиницу, ужинаем в ближайшем ресторанчике: «У ва, в России, говорят на английском?» «Нет, на русском». И мы потихоньку начинаем осваивать испанский разговорник. Наша гостиница называется символически: «Испания» и от соседних домов отличается наличием балконов в колониальном стиле. Но пока в ней туристов совсем немного, Новый Год все-таки. Поэтому мы свободно наслаждаемся итальянским (?) интерьером, играем с огромными черепахами и пытаемся говорить с попугаями.

Городской пейзажРебята поехали смотреть город и купаться в океане. А у меня по плану посещение Катакомбного монастыря и Музея золота. После чего я намерен окончательно определиться с ниткой своего маршрута. Начать путешествие предполагаю с посещения памятников самой древней в Перу культуры Чавин (1400-400 гг. до н.э.), а потом последовательно «побывать» в более поздних культурах Паракас, Наска, Пачакамак, заглянуть в империю инков и закончить поход в Лиме периодом испанской колонизации. Хотел еще заехать в Музей археологии и антропологии. И уже было добрался до него, но случайно зашел в рядом стоящий магазинчик исторической литературы, где познакомился с Эльзой Мартинес, автором книги о керамике древних перуанцев. Бабуля продала мне свою книжку с дарственной надписью, а в музей ходить не рекомендовала, потому что он создан для профанов. Я и не пошел, поскольку считал себя совсем не новичком в археологии. Хотя, может быть, и зря. Здесь собрана уникальная коллекция эротической керамики культуры мочика (100 г. до н. э. – 550 г. н. э.). Судя по экспонатам, которые я видел потом в других музеях, положение женщины у индейцев было сведено до банальной роли производительницы детей. С ней и совокуплялись-то почти исключительно в позе животных. Однако мужчинами практиковались и оральный секс, и онанизм, и мужеложство, и «любовь» с собаками. При этом супружество было обязательным, а измена и изнасилование карались смертью.

Катакомбный монастырьЖенщина составляла часть наследства, была полностью порабощена своим мужем и под тяжестью семейных забот уже к 30 годам выглядела на все пятьдесят. Это была грязная, нечесаная, одетая в лохмотья и уставшая от жизни мать многочисленных вшивых детей, большинство из которых умирало еще в детстве от непосильного труда и болезней, часто прямо в поле.

Однако мужчины за своей красотой следили. Они, хотя и мылись не часто, но красили волосы и выщипывали бороды и усы – в музеях экспонируются сотни золотых шипцов-депиляторов. Одежда мужчин была более разнообразной, во время многочисленных праздников только они участвовали в танцах и играх. А у девочек даже не было кукол.

Энергетическая защитаВ Музее золота (по-испански - Museo оrо) оказались многочисленные подтверждения тому, что древние индейцы наверняка знали, что такое биополе. Они видели над головами жрецов и правителей светящиеся лучи и изображали их ауру в виде золотых корон. Чтобы уменьшить выход энергии, жрецы закрепляли в носу металлические пластины, закрывавшие рот. В уши вставляли огромные диски, на шею одевали массивные пекторали, а на пальцы – заостренные напалечники (с них стекала отрицательная энергия). Все, естественно, из чистого золота – «пота Солнца». Серебро у индейцев считалось «слезами Луны». А про другие металлы, кроме платины и меди, индейцы вообще ничего не ведали.

Внимание к верхним энергетическим центрам (творчество, ум, личность, психика) объясняется большей духовной развитостью индейской знати. А простые люди обычно защищали нижние чакры живота и гениталий, контролирующие волю, способность к размножению и физическое здоровье.

Мумифицированные захоронения тоже свидетельствуют о биоэнергетических знаниях. Поза мертвеца соответствует позе зародыша. Руки и ноги сложены таким образом, чтобы замыкались основные энергетические меридианы тела. Получается, что человек вроде бы и не умер, а как бы временно, но надолго заснул и потому расход энергии у него должен быть минимальным. Индейцы верят в загробную жизнь. По их мнению, что-то наподобие "двойника" продолжает жить в глубине земли в соответствии со своими идеями и желаниями и будучи тесно связанным со своим телом. Это и было причиной бальзамирования и мумифицирования трупов, а также боязни быть сожженным. Поэтому и крематориев в Перу нет.

КоронаНекоторые черепа мумий еще при жизни были трепанированы и дыры в них заделаны золотыми пластинами, через которые осуществлялось общение с Богом-Солнцем. А предметами одежды «сеньора Сипана» (захоронение культуры мочика, 1-7 вв. н.э.) наглядно показано, как фонтанирует энергия из его головного и нижнего центров. И все это практиковалось при полном отсутствии контактов с Индией и Китаем, где учение о биоэнергетике имеет очень давние корни. Однако, чему тут удивляться? Ведь человек повсюду устроен одинаково.


В поисках неведомого

ЖильеНа следующее утро ребята улетали в Куско, бывшую столицу империи инков. Вместе с ними я съездил в аэропорт, где в камере хранения меня дожидался мой велосипед. Получив вещи, я не торопясь собрал байк и по велодорожке, идущей от аэропорта в Лиму, отправился искать трансконтинентальное шоссе Панамерикана-сур. Поблудил, конечно, в 10-миллионном городе. Потому что шоссе на дорожных указателях называлось Norte (Северное), о чем я не сразу догадался. Я уж было совсем собрался изменить своим планам и ехать сначала в Наска, на юг, что было бы, конечно, хронологически неверно. Но само собой как-то получилось, что когда я все же выехал из Лимы, то оказался не на Южном, как думал, а на Северном шоссе. Прямо МИСТИКА какая-то.

Похоже, что я уже живу по новым законам - законам путешествия. Где нет точного плана и сроков, а есть лишь смутное предчувствие. Теперь путешествие само поведет меня, позволяя лишь наблюдать цепь событий.

В начале путиНа улице +32, ветер в спину, пологие подъемы. Можно было бы проехать берегом океана, да я просмотрел сворот на старую инкскую трассу. Трехполосное шоссе идет через невысокие горы и часто переметено песком. Временами попадаются брошенные индейцами одинокие тростниковые хижины. Воды здесь нет, жители ушли. Это земля жажды. Засушливая узкая полоска земли между океаном и Андами никогда не видела дождя. Здесь нет заливов и бухт, а редкие поселки речных долин отделены друг от друга пустынями. Сообщение между ними возможно только по ПанАмерикана. Народ здесь почему-то не рыбачит. Возможно, это традиция - индейцы всегда были землепашцами, а не моряками.

Жара изматывает, ветер после спуска в долину стал встречным. Так что после 100-километрового прогона я уже искал, где бы мне отдохнуть в тенечке. Если бы его еще найти…

Перуанцы тоже путешествуютИ тут встречаю двух велопутешественников. Упакованы, как и я: велорюкзаки, палатки, спальные мешки. Перуанцы ездили на раскопки в Карал (Сaral) – городишко в Андах, где остались следы относительно недавней индейской культуры. Мы обменялись электронными адресами, обсудили особенности моего кастомного байка. Я показал им фотографии с наших покатушек и наклеил на перуанские велосипеды стикеры «Грязных носорогов». Теперь мы – амиго, друзья.

В этот день я проехал еще километров тридцать. Поужинал в придорожном кафе и с наступлением темноты пристроился на ночлег в каком-то заброшенном доме. С удовольствием помылся в арыке и безмятежно проспал до 3-х часов ночи.

Проснулся от откровения: «ЧТОБЫ ИСТИНУ НАЙТИ, НУЖНО СВЕРНУТЬ». То есть истина не лежит на проторенной дороге? Ничего не пойму. Мне не нужно дальше ехать по ПанАмерикана? Или в приснившемся заложен какой-то более глубокий смысл?

Так ничего и не поняв, через час я уже снова кручу педали. Сыро, туман – следствие влажного дыхания океана. Ветер опять в спину. Я явно не прогадал с выбором маршрута. Налобник в мигающем режиме развернут на затылок, на багажнике установлены катафоты, есть световозвращающие полосы на ветровке и велорюкзаке. Меня видно за версту, что совсем не лишнее, потому что движение на трассе очень интенсивное. Меня постоянно обгоняют огромные междугородние автобусы и гигантские грузовики.

В очередном поселке я поел у уличной торговки чего-то необычно острого, зажевал это арбузом и жареной кукурузой и где-то к обеду был уже на ПОВОРОТЕ, уводящем с северного шоссе к музейному комплексу Чавин. Стоявшие у дороги полицейские на "Лэнд Крузере" охотно прописали в моем блокноте предстоящую дорогу. Заметил, что вопреки вопиющей бедности населения все, кто служит государству, очень хорошо обеспечены. У них отличная форма, современные автомобили, высокая зарплата, приличное жилье. Такие люди – оплот режима в стране, в которой чуть ли не каждые пять лет совершаются военные перевороты.

До темноты пробег получился около 150 км. Вчерашней усталости нет, потому что после обеда набежали тучи и жара спала. Питаюсь два раза в день, а на перекусы ем то, что не смог съесть в кафе – уж очень порции у индейцев большие.

В этот раз ночую просто под открытым небом в зарослях тростника, наблюдая полеты светлячков и страдая от укусов местных москитос. Ночью проснулся от раскатистого грохота, земля подо мной шевелилась. Значит, землетрясения действительно здесь не редкость. Именно поэтому в горах не часто встречаются каменные дома, а имеющиеся сооружения имеют очень толстые стены и крыши из тростника, соломы или гофрожести. Чтобы противостоять землетрясениям, инки, например, строили стены своих пирамид из камней особой формы. Их верхняя часть была отполированной и немного вогнутой, а нижняя – выпуклой. При смещениях такие камни сами возвращались на свое место. Анды – это живые горы, переживающие медленную эволюцию. Здесь полно действующих вулканов. Геологи говорят, что это дикое великолепие демонстрирует детские годы Земли. В этих местах чувствуется присутствие Высших Сил.

Кактусы - не деревьяУтро 5 января такое же сырое, облака висят прямо надо мной. Морось. Продолжается вчерашний подъем в горы. Еду по асфальту и особого напряжения пока не чувствую. Аграрная страна, земля которой возделывается исключительно человеческим трудом. Лопата и мотыга, серп и мачете – вот практически единственные инструменты местных крестьян. И чего это мы так преувеличиваем их достижения? По большому счету, особенно-то и нечем восхищаться в первобытности, поскольку история, это всегда прогресс. Но, с другой стороны, ведь именно перуанцы дали миру картофель, помидоры, жгучий перец, кукурузу и коку, выращиваемые ими и ныне на горных террассах. И это они строили пирамиды, каменные города, горные дороги и империи. Хотя не знали железа, гончарного круга и колеса, не имели тягловых животных и не практиковали письменности. Индейцы были примитивны интеллектуально. Об этом свидетельствует и неразвитость их мимики, и убогость языка, в котором и поныне редки интонации, а каждое слово одинаково твердо проговаривается. Рисунки – прямоугольны, музыка – ритм и какофония. Все, как у коренных африканцев. Поневоле начинаешь верить в версию о ПАЛЕОКОНТАКТЕ.

Забавный случай. Слышу – кто-то тростник рубит. Остановился, взял фотоаппарат и ломанулся напрямую, чем страшно напугал увлекшегося работой здоровенного мужика. Вдруг обнаружив перед собой русского байкера, тот отскочил и давай размахивать передо мной мачете. Кое-как человека успокоил.

МачетеТростниковая стена











Немного подальше из уже высушенного тростника семейная пара плетет стены для своего жилища. А в другом месте индейцы ремонтируют водоканал. Традиция сооружения ирригационных систем существует в Андах около 7 тысяч лет, что соответствует времени появления оросительных систем у древних шумеров. Тогда же появились у индейцев и первые деревни, ступенчатые пирамиды, жрецы и вожди. Три тысячелетия спустя приобретение богатства привело мужчин к власти и расколу общества на кланы, а затем и к войнам. В общем, все цивилизации в мире развивались одинаково.

К 11 часам на улице +29, высота 2200 м, дождь. В январе в Андах это нормально. На крутом склоне обнаруживаю индейское капище. Высоко над дорогой среди кактусов на специальных жердях развешаны какие-то тряпки и жестянки, громыхающие на ветру. Смотреть их я не полез – велосипед на дороге не бросишь, да и тропы поблизости никакой нет.

Коренные КечуаПообедав, я пополнил свои запасы бутылочной водой и фруктами. Дождь усиливается. С намерением переждать его я заехал в дом к кечуа – коренным индейцам. Уже традиционно рассматриваем карту мира и красноярские фотографии о нашей велосипедной жизни, моей семье (какие они "симпатико"!) и родном городе. 15-летняя дочь хозяйки воодушевленно переписывает русско-испанский разговорник, который перед поездкой я составил для себя на основе опыта общения с монголами и сирийцами. Индейцы живут убого и неуютно. В их домах практически нет никакой мебели, они спят, не раздеваясь и редко моются. Однако так они живут все, это традиция и потому отсутствие удобств никого не беспокоит. Даже в монгольской юрте больше комфорта. И все же каждая хижина - это сад жизни со своими ступенями бытия: радостью и печалью, ясностью и затмением, мудростью и глупостью, верностью своему пути и маловерием. Эта жизненная лестница соединяется в годы, в индейский век.

Можно было бы и заночевать, но в животе у меня разыгралась такая буря, что я все чаще бегаю «до ветра». Что-то неладное там происходит. К общем, я не остался и вынужденно уехал опять в дождь. Ночевал же в заброшенной хибаре из глиняных кирпичей, проехав в этот день всего 53 км. А виной тому - незнакомые фрукты.

Карабкаюсь в горыНовое утро началось с лечения полифаном. Высота 2700 м. Одышка, лихорадочно колотится сердце, слабость, часто зеваю, болит голова. А вчера ничего подобного не было. Значит, началась «сорроче» - горная болезнь. На фоне голодного звона в желудке набираю еще 400 м высоты и понимаю, что мой организм может серьезно надорваться. Даже пешком передвигаюсь с трудом. А до перевала еще километров двадцать и километр высоты. Точно помру. Ясно, что нужна акклиматизация, а это день или даже два. Жалко времени. И я нанял мальчишку – хозяина совершенно древнего Ford F-150, на котором за полтора часа с комфортом доехал к высокогорному озеру, расположенному у подножия заснеженных вершин Кордильера Бланко.

Мой спасительНа этом "Форде" я проехал 20 км









Хочется спать, слабость, холодно, хотя на термометре +20. Моя шариковая ручка отказывается писать. Но и здесь, на высоте 4100 м, тоже живут люди в крытых соломой тростниковых хижинах, пасутся овцы и худосочные коровы. Их пастух, одетый в пончо мальчишка, увлеченно играет на тростниковой флейте. Все, как и две, и три тысячи лет назад. Вторая Монголия.

КордильерыПоближе










Впрочем, оно и понятно, ведь предки индейцев когда-то, еще до глобального потепления, пришли в Северную Америку с Чукотки. А потом, 10 тысяч лет назад, ледниковые толщи постепенно растаяли, уровень океана повысился и затопил обширную равнину между Чукоткой и Аляской. После чего массовое общение между культурами практически прекратилось. У всех индейцев, эскимосов, алеутов и чукчей были общие предки - палеомонголы, пришедшие из южных областей Центральной и Восточной Азии. Их потомки, проживающие ныне в Канаде и на Аляске (племя атабасков), а также в Аризоне и Калифорнии (индейцы хопи и навахо) имеют общие корни с нашими енисейскими кетами: по языку, форме жилищ, способам охоты и конституции тела. В языке навахо подробно зафиксировались даже мелкие детали их древних миграций.

Путь предковБерингов пролив











Кеты издавна селились в междуречье между Обью и Енисеем, а сейчас компактно проживают на реке Подкаменная Тунгуска. Известно, что эта народность сформировалась в результате смешения древних европеоидов и монголоидов. Их язык очень схож с языками кавказских горцев и испанских басков. Вот так все переплелось, что повсюду у нас теперь родственники!

Не знаю, случайность это или нет, но в прошлые годы я дважды путешествовал в местах проживания кетов в своих походах по Обь-Енисейскому каналу, бывал у них в гостях в г. Туре – столице Эвенкии, где изучал сказания и эпос местных жителей. Получается, как будто кто-то заранее ВОДИЛ меня по этим маршрутам, готовя к поездке в Перу. Ну не мог же я сам так все спланировать еще пять лет назад, когда впервые стал интересоваться историей. Налицо самая что ни на есть магическая СВЯЗЬ ВРЕМЕН.

После дождяГорные огороды









Несколько километров еду по почти ровному плоскогорью и потом сваливаюсь десятками серпантинов в долину. Резко теплеет и почти сразу же начинается проливной дождь с градом. Гравийную дорогу расквасило, ехать почти невозможно. Постоянно болит голова. Но ничего не поделаешь, это Анды. Зато очень красиво. Все окрестные горы выглядят как зеленое лоскутное одеяло - результат непомерного труда индейцев. Каждое утро они снова и снова поднимаются в горы и мотыжат земляные террасы, подводят к ним воду и сооружают каменные изгороди – защиту от осыпей и камнепадов. Это жизнь, освященная «золотыми» правилами инков: «Ама суа, ама лулья, ама куэлья» – не кради, не лги, не ленись.

АндыНочевал на обочине в заброшенном доме, поужинав остатками обеденной трапезы.

7 января. У нас дома праздник - Рождество. А я с трудом пробираюсь по раскисшей дороге и лезу в очередной перевал 4500 м. «Горняшка» прогрессирует и я постоянно «умираю». А виды вокруг - закачаешься. Умытые вчерашним дождем грандиозные нагромождения скал создают ощущение нереальности. Тут нет ничего, что соответствовало бы размерам человека. Кажется, что появление людей здесь случайно и потому вызывает первобытный страх. Чтобы проникнуться духом этих мест, нужно возвыситься над обыкновенными чувствами. Но горы выше человеческого понимания, как в прошлом, так и сейчас.

Лагуна КерокочаДо очередного высокогорного озера Керокоча (laguna Querococha) мне ехать 35 км. Это многочисленные тягуны и серпантины, заканчивающиеся тоннелем, который прорезает Кордильеры насквозь. А по соседним склонам идет старая дорога инков (camino inca tramo), которая переваливает скальную седловину вырубленными в ней ступенями. Ехать по такой дороге на велосипеде совершенно невозможно. Отовсюду торчат неровные камни, да и круто очень. Ведь такие дороги строились исключительно для передвижения пешком. Правители передвигались на носилках, грузы перевозились вьючными ламами. Характерно, что и стопа индейца физиологически отличается от европейской и более приспособлена к пешему передвижению. У них даже тапочки шьют таким образом, чтобы пальцы ног подошвой не закрывались и при ходьбе ими можно было цепляться за почву. Вот и объяснение тому, почему в Перу так мало транспортной техники, тех же велосипедов: просто ходить им лучше, чем ездить. А вот в европеоидной Сирии с транспортом все наоборот!

Через полкилометра сырой темноты уже на другой стороне хребта я встречаю яркое Солнце и огромную статую Иисуса, поднятой рукой благославляющего путников. Христианский идол, только какой-то ненастоящий, театральный. Напыщенная поза, безжизненное выражение лица. Фотографию на фоне статуи сделать мне никак не удается, потому что неожиданно опять начался дождь – наказание за мое трезвое мнение? А я ведь его даже не высказал, только подумал. Прости меня, Господи!

Дальше – только вниз. Моя максимальная скорость достигает 83,6 км/час. И это на гравийной дороге! Пролетаю мимо примитивных угольных шахт, убогих индейских поселков (но футбольное поле в каждом из них есть обязательно!) и, потеряв 1300 м высоты, оказываюсь наконец-то в Чавине.

Это долина между двумя цепями гор, отгораживающими ее от побережья и джунглей. Здесь создан настоящий туристический комплекс, за счет которого и живет маленький городишко. Традиционная Площадь Оружия (Plaza de Armаs) в центре, несколько простеньких отелей вокруг, ресторанчики, сувенирные лавки. Индейцы в национальных одеждах, мальчишки-попрошайки, бичи. Совсем другой, не трудовой мир.

Каменная кладкаСтены











Развалины городища огорожены высокой глинобитной стеной, облагорожены и расчищены. Ритуальный центр включает в себя несколько храмов с плоской крышей, образующих 20-метровую пирамиду, квадратную центральную площадь, каменный алтарь, подземные лабиринты и спрятанного в одном из них священного ОРАКУЛА. ЯгуарДревние индейцы считали, что он способен предвидеть будущее, побеждать болезни и передавать просьбы богам. Сама же религия была основана на культе ягуара, очеловеченные морды которого и сейчас угрюмо смотрят со стен на приезжих туристов. У всех голов торчащие клыки, типичные большие носы и странные шишкообразные наросты на макушке.

Под всем святилищем устроена подземная сеть каналов, которые сходятся под центральной площадью, откуда вода стекает в находящуюся неподалеку реку.

Жертвы СолнцуЖертвы богам










Святилище было обнаружено в 1919 г. и с тех пор достаточно хорошо изучено. Ему примерно 2600 лет. Само теократическое государство существовала с 1250 г. до н. э. по 200 г. н. э. и его религиозное влияние прослеживается во всех регионах Перу. На среднем Енисее в это время скифы ставили каменные «бабы»-менгиры и складывали из глиняных кирпичей и дерна земляные курганы – по сути, те же пирамиды.

Клыкастый богСкифы были авторами необычного «звериного стиля». Мастера по металлу культуры Чавин также создали свой характерный стиль, который потом распространился по всему древнему Перу.

После тщательного осмотра всех строений и небольшого музея, снова спускаюсь к источнику священных знаний, помедитировать. Главная святыня религии Чавин представляет собой 5-метровый гранитный монолит в виде наконечника копья, все стороны которого покрыты рисунками с изображениями клыкастого божества. Оно напоминает гибрид человека и ягуара, из головы которого выползают змеи - энергетические протуберанцы. Острие «копья» точно направлено в отверстие в каменной крыше.

Бог с когтямиПочти сразу в голове всплывает грозное: «ЗАЧЕМ ТЫ ЗДЕСЬ?» Я путано объясняю (мысленно, конечно), что, мол, интересуюсь историей и цивилизациями, изучал их в Хакасии, Тыве и Монголии и даже побывал в Сирии, ну и прочее в этом же духе. Не дослушав, идол командует:

- Поклонись!

Я исполнил.

Бог с жезлом- Иди. (Типа, аудиенция окончена).

И ради этого я терпел лишения, почти 500 км пробивался через перевалы и перелетел полпланеты? Нет уж, давайте поговорим. И мы поговорили, телепатически, конечно.

Выяснилось, что власть оракула распространяется только на эту местность, а за перевалами есть другие идолы, к которым и следует обращаться. Также и у нас, в России, есть свои идолы и оракулы, с которыми возможно общение. Например, в Хакасии. Все они состоят между собой в некоем корпоративном родстве. Вроде бы и не братья, но все выполняют одну и ту же функцию.

ОракулДалее - дословно. Мой вопрос:

- Зачем вы нужны?

- ЧТОБЫ ДАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ЛЮДЯМ ВОЗВЫСИТЬСЯ, через нас.

- А разве сами люди этого сделать не могут?

- Они мелки, копошатся в своей работе.

И тут же мне привиделось как бы с высоты множество маленьких коренастых людей, копающих горные террасы. Так, наверное, оно и есть. И не только в перуанских Андах. Суета и быт – это везде.

Мачу-ПикчуА потом я вышел на свет, забрался на вершину пирамиды и встал на то место, которое в доисторические времена обычно занимал верховный жрец. Как-то само собой мои плечи расправились, грудь глубоко задышала, руки напряженно опустились и я почувствовал, будто ВЛАДЕЮ ВСЕМ, что находится внизу. Владею по праву, данному мне Солнцем. И при этом ни одной мысли в голове, только величественное представительство Бога. Куда только делись моя худоба, усталость последних дней, «горняшка»? В глубоком молчании я покинул эти необычные руины, чувствуя себя свободным ИСКАТЕЛЕМ ИСТИНЫ.

Ночевал в гостинице. Проснулся среди ночи от жутковатого: перед глазами светилась рамка, в которой крупными русскими буквами в две строчки было написано: «ЖИЗНЬ ПРОЖИТА». Я разволновался: а как же семья, дети? Здоровья у меня еще на десятерых хватит. Да и вообще, рано мне умирать. И тут же пришел ответ: «ТВОЙ ПУТЬ ОКОНЧЕН СО МНОЙ. Теперь тебя поведут другие. А пока будешь один. Не беспокойся, твое новое возрождение будет здесь, на этой земле».

- Но какой в нем смысл? Та же суета, зарабатывание денег, копание в земле. В современном мире нет места духовности, – пытаюсь возражать я в своем странном полусне.

- ВОЗРОЖДЕНИЕ БУДЕТ НЕ СКОРО…

Идолы УаразаСледующим утром я уже легко взял вчерашний перевал, добавил к нему многокилометровый спуск, сфотографировал десятки антропоморфных идолов в парке г. Уараз (Huaras) и насладился экспозициями местного музея. Там же узнал, что в находящемся неподалеку Буэно-Виста недавно открыты рисунки, подобные Наска, только размером побольше раза в четыре и постарше на полторы тысячи лет. Так что геоглифы в отсутствии подходящих для нанесения рисунков скал – совсем не редкость. Они найдены даже в джунглях Амазонки.

ИдолПотом неплохо поужинал (был даже торт), нашел 5 долларов и чуть не подрался с объевшимся коки местным краснокожим. А тут еще собаки достали. Эти почти голые создания хотя никогда и не видели велосипедистов, но оказываются такими же злобными и агрессивными, как и сибирские дворняги. Характерно, что здесь разводится только одна порода, которая пришла в Южную Америку вместе с протоиндейцами еще с азиатского континента. Но камни против собак везде помогают.

ИдолПереночевав в гостинице, наутро я снова залез в горы к трехэтажным лабиринтам культуры Вилькаваин (Willkawain), раскопкам 2005 года. После чего погрузился в автобус и через 18 часов был на юге страны, в пустыне Наска. Тамошняя культура - преемница Чавин (через промежуточную культуру Паракас) и существовала почти тысячу лет: в период 400 г до н. э. – 550 г. н. э. А культура Вилькаваин была уже после нее – в 700-1100 гг. н. э., так что хронологию я все-таки немного нарушил.

продолжение окончание

список путешествий

 


наверх, на стартовую, карта сайта, поиск по сайту, контакты

Copyright, 2005-2012, велоклуб «Грязные носороги»
тел.: +7 (3912) 42-65-24, +7-908-203-8860
написать письмо

Разработка сайта: «Интек-Медиа»